Интервью

Интервью с автором «Авеню профессора Акчурина» Евгением Березиным

Недавно в продаже появился новый роман-исследование, посвященный удивительному человеку — Ренату Акчурину, выдающемуся российскому кардиохирургу. В свете выхода книги, нам удалось пообщаться с не менее удивительным человеком — автором книги «Авеню профессора Акчурина: nove stadium» Евгением Березиным.

Евгений, расскажите, как Вам пришла в голову идея написать книгу?

Не думаю, что есть особенная необходимость представлять Рената Сулеймановича. Акчурина тем, кто возьмет в руки эту книгу. Но вполне допускаю, что на вопрос: «А кто такой Акчурин?» мы, скорее всего, услышим: «он оперировал Ельцина». Многим из нас Ренат Сулейманович действительно известен тем, что «ремонтировал» сердце первого Президента России.

Но это не вся правда.

На самом деле, вклад этого человека в нашу жизнь гораздо существеннее, чем просто бытовая восхищённость , от одного из результатов его профессионализма. Пусть даже от такого раскрученного, как операция на главном «моторе» страны.

Акчурин служит профессии, от успеха которой в значительной степени зависит то, что предопределяет не только нынешнее состояние человечества, но и его будущее в целом – здоровье людей. При этом он не просто служит – таких большинство. Он находится в первых, атакующих рядах. Не от случая к случаю, не «как придется», а регулярно он шагает по целине, создавая то новое, что вытаскивает за собой огромную, неповоротливую и, по определению, консервативную медицинскую колесницу. Ранее неизвестные способы врачебной работы или созданные им уникальные инструменты – достаточно вспомнить «Набор Акчурина» для кардиохирургов – красноречиво подтверждают сказанное.

Акчурин последовательно прошел весь положенный путь без изъятий и ловких прыжков по ступенькам карьерной лестницы: участковый врач, ординатор, аспирант, кандидат, доктор медицинских наук, профессор, лауреат двух Государственных премий, кавалер орденов, руководитель различных уровней. Своим умом, талантом, упорством, верой в предназначение он самостоятельно пробился от студента мединститута, каких сотни тысяч, до действительного члена Российской Академии наук.

Наконец, – и это главное! – практически ежедневно Ренат Сулейманович проводит операции (как правило, многочасовые, до пота), давая людям их единственный шанс, или вообще спасая обреченных.

Приступая к работе, я очень не хотел, чтобы вышел очередной парадный глянец. Сегодня им забито достаточное количество полок — никто не смотрит, да и нам он не нужен. Читателю куда интереснее (я в этом убежден) заглянуть в мир нашего настоящего современника, живущего и работающего рядом, отличающегося, как все мы отличаемся друг от друга, своей уникальностью, распахнуть во всей его многограневой яркости. К тому же узнать о нем из его же уст, а не по «воспоминаниям» друзей, которых после ухода героя становится, как показывает практика, все больше и больше.

Поэтому, по мере своих сил, я старался передать очевидную истину: Ренат Сулейманович Акчурин не просто Мастер с большой буквы, не просто высокоточная машина по отрезанию или пришиванию чего-то — об этом следует писать неустанно, это само собой, — а прежде всего Человек, к тому же редкий. И рассказать о нем обязательно надо. Самое малое, чтобы вместе с фразой «он оперировал Ельцина» зазвучало нечто другое.

Собирая материал, я наткнулся на одну информацию, которая распалила мой творческий энтузиазм до невероятности (и даже разозлила!). Оказалось, что много лет подряд, используя законный отпуск, Ренат Сулейманович ездит оперировать на остров Маврикий. Теперь там имеется улица его имени.

Получается, опять наш пророк запропастился?

На Маврикии не постеснялись отдать должное тому, кто им дорог, уже при жизни (даже иностранцу из далекой России), а мы по-прежнему сильны лишь надгробиями. Где-то в Индийском океане, на клочке земли нашлось место, чтобы сохранить для будущих маврикийцев добрую память о докторе Акчурине, а на одной шестой части суши, где проживаем мы с вами, где живет и трудится сам Акчурин, такого места не нашлось. Оставили «на потом», как в старом еврейском анекдоте?

По-моему, это неправильно.

Никто не будет спорить, что сказать человеку спасибо — это важно. Никто не возразит, что в первую очередь говорить надо тем, кто был до нас, кто создал условия, которыми мы пользуемся.

Но кто и где произнес — хотя бы раз?! — что благодарность, выраженная вовремя, выраженная в адрес современника, заслуженного и знаменитого, здесь и сейчас — это плохо?

Как получилось — судить читателю.

Соглашусь с вами, действительно хотелось бы, чтобы таких людей ценили в нашем обществе и выражали уважение и почтение к их заслугам. Расскажите, как вы пришли к решению издать свое произведение?

Мне доводилось встречать людей куда младше рангом, которые, тем не менее, задирались до небес, а Ренат Сулейманович Акчурин — вперекор этой родной, чисто барской традиции, живучей в нас настолько, что как бы ставшей уже нормой, — не чванится и себя не выпячивает.

А ведь на самом деле умение не выпячиваться — очень ценное качество, и в наше время редко встречающееся. Сейчас, к сожалению, ставка на работу локтями — достаточно взглянуть на телеэкран: когда только они лечить успевают? Конечно, популяризация медицинских знаний и здорового образа жизни — дело нужное. Но, по-моему, это уже другая профессия.

В моей авторской копилке собралось немало примеров, напрямую относящихся к этой Акчуринской «аномалии» характера.

Расскажите немного об этом.

Например, приходя в Кардиоцентр, надо было всегда обращаться в ведомственное бюро пропусков. Просунув свой паспорт в окошко, я обычно заглядывал вовнутрь — почему-то всегда тянет заглянуть в эти окошки — и произносил:

— К Акчурину.

Я и не подозревал, что, следуя этой процедуре, получу дополнительное (на самом деле, вопиющее, на мой взгляд) доказательство полного нежелания Рената Сулеймановича выпячивать свою персону.

Вместо ожидаемого пропуска из окошка просвистел женский полу фальцет:

— В каком отделении?

Я даже опешил: а действительно — в каком?

— Акчурин, академик. Работает тут, — это все, на что в тот момент я был способен.

Оказалось, сотрудница и вправду не знала Рената Сулеймановича. Сказала, что работает в Кардиоцентре недавно — «всех выучить» еще не успела.

Глупо было объяснять ей, что Акчурин — явление давно универсальное, и у него уже имелось право на то, чтобы «быть выученным». Причем, для этого совсем не обязательно работать в организации, один из руководителей которой он и есть. Просто, благодаря новой сотруднице, мне стало особенно очевидным, что Ренат Сулейманович не только не любил вещать из всех «утюгов» Российской Федерации, но даже в собственном коллективе «не засвечивался». Заполняй он — как положено всякому начальству — свое время сидением в президиумах различных собраний, думаю, его бы знали и на слух, по фамилии, и хорошо в лицо.

Или вот еще один пример из книги. Это фрагмент беседы с учеником Акчурина, профессором А. А. Ширяевым. Я его спрашиваю:

— Получается, что Акчурин для России как Дебейки для США? Не только работает первопроходцем, но еще исполняет роль буксира.

— Ну, может быть...

— А что же «памятников» ему не ставят? В Малайзии улицы не пожалели, назвав его именем! А мы?

Я все еще пытался преодолеть нечто недоговариваемое, но мой последний вопрос безнадежно повис в воздухе.

Наконец Ширяев сказал:

— Я могу только байку вспомнить. Снайпера спросили: что для вас хорошо, а что плохо? Не знаю, говорит он. Но попал то Дантес, а памятник Пушкину.

— Да, довольно жесткая ассоциация. Может быть, определенная доля пиара все-таки должна быть.

— А для чего он нужен, пиар этот? Акчурину подпорки не нужны. Он заслуженно занимает те позиции, которые занимает.

— А вот уйдет он? Что тогда?

— Тогда мы все уйдем.

Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос? 

Ни сам Акчурин, ни то, что он делает, ни его ученики никогда не должны «уйти». Решение о публикации книги для массового читателя — это то малое, что я могу сделать лично.

Уверен, оно того стоит. Как проходила работа над книгой? Пользовались ли Вы каким-нибудь справочным материалом, проводили ли интервью, был ли план произведения и сам процесс написания книги?

Никакого плана не существовало. Глупо пытаться загнать живую жизнь в рамки какого-то формального плана. Мы просто разговаривали. Куда важнее передать настоящие мысли и переживания героя, чем разложить их по заранее придуманным полочкам. А справочные материалы, конечно, были. Куда же без них?

Много времени ушло на написание книги?

Ровно 22 месяца. Акчурин — человек крайне занятой. Да и мне требовалось время, чтобы переварить все, о чем он рассказывал. Профессионалы его масштаба — а масштаб Акчурина глобальный — так быстро, как хотелось бы, не раскрываются.

Ваша семья, друзья, знакомые знали о том, что вы пишите книгу? Как они относились к этому?

Все знали. А почему это надо было скрывать? Хорошие дела, а книга о таком человеке, как Акчурин, — дело абсолютно хорошее, в одиночку не делаются. Очень важно ощущать локоть. Это помогает не сбиться с тропинки, на которую вышел.

Вы помните свои чувства и эмоции, когда впервые увидели изданную книгу?

Никаких чувств типа «ах-ох!» не помню. Работа сделана. Точка. Теперь она мне не принадлежит, теперь она — читательская. Примет ее читатель, вот тогда можно будет порадоваться. Да и то, в основном, за героя книги. Я всего лишь «видеорегистратор». Вот эту «эмоцию» мне бы хотелось в себе сохранить.

А кто был самым первым вашим читателем?

Моя супруга — Абдюшева Ляйля Юсуфовна. Она удивительный человек, тонко чувствующий и практически все понимающий с полуслова и полустроки. И именно ей особые слова благодарности. Ее подсказки, восприятие текста и въедливость цензора помогли этой книге стать такой, какой ее увидели все остальные.

А как ее видят читатели?

Понятия не имею. Комментарии стараюсь не читать. Зачем травить душу, если вдруг там критика. А комплименты, особенно с учетом прожитых лет, меня тоже не трогают. Какой я на самом деле, и какую сделал работу, я и так знаю. Пока работаю, вроде бы ничего, тем более, что каждое предложение я переписываю многократно. Этот процесс — искать зерно — мне нравится. Но мне редко нравится то, что получается на финише.

Каковы ваши дальнейшие планы? Имеются ли задумки новых произведений?

Имеются.

Скажите, а кто ваш любимый писатель? Есть кто-то, на кого Вы ровняетесь при написании книг?

Михаил Юрьевич Лермонтов.

Планируется ли электронная версия вашей книги? Как вы относитесь к данному типу книг в целом?

Я не определился к понятию «электронная книга» в принципе. Книга — это все-таки не просто «байт информации». Слова, положенные на бумагу, превращаются еще и в нечто похожее на произведение живописи, музыки и даже чего-то такого, что вообще не имеет четкого определения: разнообразие шрифтов — разве это не палитра художника (я уже не говорю, о таком атрибуте бумажной книги, как иллюстрации!). А шорох переворачиваемой страницы? Для большинства (я уверен!) — это музыка. А прикосновение к бумаге? Тактильность еще никто не отменял. Недаром говорят, что для большего убеждения собеседника, надо к нему прикоснуться. Тут много чего можно наговорить.

Хотя, конечно, спорить с информационной эрой бессмысленно (как и со всякой другой). Так что, все возможно.

Кому, на ваш взгляд, книга будет особенно интересна?

Четкого сегмента нет. Она адресована как людям нашего с Ренатом Сулеймановичем поколения, так и молодым, только еще вступающим в профессиональную жизнь.

Сможете одним предложением сформулировать, о чем Ваша книга?

Как стать Мастером своего дела. Точнее, как им становятся. Интересен не результат, а процесс.

Это интервью — прекрасная возможность обратиться к своим читателям. Что бы вы хотели им сказать?

Друзья, читайте книги! А если, сочтете возможным прочесть в их числе и мою, огромное спасибо. Собственно говоря, все, что было предпринято, только ради этого. Читайте!

Мы живем в удивительное время, когда правду о нашем прошлом уже невозможно скрывать, и каждый сам для себя решает — открыть глаза или жить в темноте неведения и лжи.

Подпишитесь на нас

Subscribe Our Newsletter

Amazing Deals, Updates & Freebies In Your Inbox

Опрос

Кого предпочитаете?
Лого

Стань частью нашей команды

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and
typesetting industry.

работа копирайтера
© 2017 КФ-портал. Скопировал материал и не указал ссылку — Вселенная и Гугл за нас отомстятСделано в Viralops

Search